Алексей Турчин об авторитетности «Оскара», политике в киноиндустрии и будущем российского кино

Предоскаровскую неделю открываем дежурством по рубрике «Кино». 

Наш дежурный по рубрике «Кино»

Мы очень рады, что эту ответственную миссию взял на себя автор блога о культовом кино Алексей Турчин, который уже 7 лет (7, Карл!) просвещает нас постами о съёмках кассовых, скандальных, малоизвестных и просто хороших фильмов последней трети ХХ века, нереализованных сиквелах и ранних сценариях, а также захватывающими размышлениями об индустрии, её персонажах и прочих околокиношных темах. Перед тем, как начать дежурство, aleksei_turchin по традиции ответил на несколько вопросов.

— Как меняется современная киноиндустрия? Не много ли политики примешивается? Все эти чёрные платья, Time’s Up, лишения прокатных удостоверений.

— Как меняется? Стремительно! И влияет на этот процесс уйма факторов: политическая конъюнктура, цензура и самоцензура, карьеризм отдельно взятых министров, какие-то резонансные общественные события, выливающиеся в целые движения, и ещё бог знает сколько мелочей, порой едва уловимых. Кино ведь существует не в какой-то параллельной реальности: оно, с одной стороны, отражает происходящие в обществе процессы, а с другой — оказывает на эти самые процессы, да и на общество в целом, немалое влияние. Так уж устроен язык кино. Он универсален и очень нагляден: за каких-то 100 минут целый зал можно довести до слёз или гомерического смеха, пробудить в аудитории обожание или обжигающую ненависть. Очень уж выразительные средства в нём используются. Если угодно, кино можно назвать очень сильным манипулятором. Не думал, что буду цитировать организаторов госпереворотов, но ещё 100 лет назад, на заре кинематографа, Ленин назвал кино важнейшим из искусств. Т.е. уже тогда политики смотрели на него не как на что-то сугубо развлекательное, но как на рупор идей и механизм отражения угодной действительности. И вся последующая история кинематографа, как отечественного, так и зарубежного, лишь подтверждает это мнение. Скандалы сотрясали индустрию почти всегда и все те вещи, смакуемые сегодняшней прессой — от притеснения в Голливуде национальных меньшинств, запрета показа сатирического фарса «Смерть Сталина» до секс-скандала с некогда всесильным продюсером Вайнштейном — лишь сезонное обострение, а не примета времени. Хотя, не скрою, в этот раз всё принимает несколько иные обороты, в том числе из-за того, что в процесс напрямую включается аудитория, получившая право голоса благодаря стремительному развитию социальных сетей. Всего один твит — и вот один из главных номинантов на Оскар выбывает из гонки за награду Киноакадемии. Пессимисты уже предрекают закаты и стагнации, но я бы с выводами не спешил. Кино знавало куда более тёмные времена и ничего: выстояло, отряхнулось и двинулось вперёд. В противном случае спасения стоит искать на малых экранах или в независимом кино. Благо, с развитием технологий делать кино можно при наличии выхода в интернет и приличных смартфона с ноутбуком, которым просто до лампочки все чёрные платья мира.

Уилл Смит и Алексей Турчин

— Какой фестиваль и какую кинонаграду считаете самыми авторитетными?

— Популярность давно подмяла все авторитеты. Поэтому, считайте меня жутким мейнстримщиком, но моим выбором был и остаётся Оскар. Можно сколь угодно долго ругать его за скатывание в какое-то угодничество, но факт остаётся фактом: по степени престижа, узнаваемости и влиятельности никто даже близко не подошёл к награде, вручаемой Киноакадемией. Да, череда скандалов последних лет — когда фильмом года становятся малопонятные массовому зрителю ленты, сделанные осознанно или интуитивно на волне борьбы за права очередных угнетённых — изрядно снизили к нему интерес, но это по-прежнему главный праздник для киноделов и киноманов со всей планеты. Конечно, скепсиса в последнее время прибавилось, но это, как минимум, всё ещё самое зрелищное шоу, способное удивлять. С другой стороны, увлечённость конъюнктурой имеет довольно неожиданный положительный эффект. Уставшие от ангажированности Оскара зрители всё чаще обращают внимание на лауреатов других премий и фестивалей: Венецианского (старейший в Старом свете, он воспринимается как противовес Оскару и чествует кино, идущее наперекор голливудским шаблонам), Берлинский (зарекомендовавший себя как ориентир для ценителей авторского кино и арт-хауса) и Каннский (негласный лидер, умудряющийся угодить и европейским снобам, и ценителям голливудской продукции). В Северной Америке уже лет 40 проводится Кинофестиваль в Торонто — очень авторитетный киносмотр, но на мой вкус и его программа, и его лауреаты вносят крайне малое разнообразие в повестку дня: ставку на эксперименты там не делают. А вот на фестиваль Сандэнс я бы хотел обратить особое внимание тех, кто любит кино Нового Света, но при этом ищет свежие имена и идеи. Уже более 30 лет Роберт Рэдфорд и его команда устраивают киносмортр, на котором не чураются свежих, но при этом не высоколобых идей. «Пила», «Ведьма из Блэр», «Маленькая Мисс счастье», «Донни Дарко», «Бешеные псы» или та самая «Одержимость» — все они получили широкую огласку именно благодаря Сандэнсу.

— Откуда такая любовь к кино? Связана ли она с профессией?

— Все мы родом из детства. Как и моя любовь к кино. И приключилась она со мной, можно сказать, с первого взгляда, когда в нашей семье появился японский видеомагнитофон. Мне, наверное, ещё и шести лет не было, но уже тогда было понятно, что это всерьёз и надолго. В архиве нашей семейной видеохроники есть очень забавная запись, на которой я сижу на ковре посреди комнаты и напряжённо наблюдаю за тем, как на каком-то острове будущий калифорнийский губернатор раскидывает армию головорезов. Градус моей вовлечённости в происходящее был столь высок, что эти кадры стали нашим внутрисемейным мемом и родили шутку о том, как вокруг меня может бушевать пожар — но я ни на секунду не отвлекусь от любимого киногероя. Ни во что профессиональное эту любовь я не конвертировал и с кино свою деятельность не связал. Конечно же, не считая моего киноблога в Livejournal, к которому я стараюсь предъявлять требования столь высокие, как если бы написание статей действительно было моей работой.

За рулём DeLorean DMC-12

— Расскажите, как себя дисциплинируете, чтобы не снижать работоспособность в блоге. Всё-таки по несколько лонгридов в неделю выдаёте.

— О, с этим у меня действительно нет никаких проблем. Каждый месяц, едва ли не каждую неделю у известных классических фильмов случаются какие-то большие юбилеи, или же в прокат выходит что-то, намой взгляд, стоящее, чему можно посвятить какую-нибудь ретроспективную статью. События эти имеют весьма конкретную привязку к датам, которые давно известны, а потому эти статьи я просто готовлю заранее и отправляю «в отложку». Конечно, поиск информации, переводы, оформление отнимают немало времени, но я всегда могу взять немного взаймы у сна.

Маленький человек Гомер Симпсон

— Сериалы смотреть успеваете? Как относитесь к этому буму? Ваш личный сериальный топ-3.

— Сериалы смотреть успеваю, но не успеваю смотреть все те из них, которые хотел бы. Качество продукта в последнее десятилетия сильно выросло, на телевидение мигрировало немало талантливых сценаристов, и киноделы там чувствуют себя свободней, имея возможность воплотить на экране те идеи и в том виде, в каком представить их на широком экране сегодня сложно. Поэтому к буму отношусь положительно: малые экраны давно перестали быть вотчиной криминальных сериалов и ситкомов — сегодня они демонстрируют огромное жанровое разнообразие, подымают интересные темы, дают зелёный свет сценариям и литературным первоисточникам, годами пылящимся на полке. Что касается сериального топа... Выбрать тройку финалистов, по понятным причинам, крайне сложно, поэтому пусть это будет непререкаемая классика: «Секретные материалы», едва и не первый мой сериал, укрепивший и развивший любовь к фантастике, ужасам и урбанистическим легендам; «Симпосны», уже 30 лет изящно миксующие сатиру на жизнь маленького человека с тоннами зашифрованных отсылок к массовой культуре; и «Твин Пикс» — красивое и завораживающе путешествие в мир странных фантазий Линча.

— Как обстоят дела с русскоязычными фильмами? Как видите их будущее? Что вам особенно понравилось за последние несколько лет?

— С русскоязычным кино у меня сейчас период радиомолчания. Уже несколько лет я с ним очень осторожен, хоть и стараюсь держать руку на пульсе, отслеживая какие-то интересные релизы, которые, к счастью, случаются. Поэтому ставшее общим местом мнение о том, что русское кино обречено выдавать какой-то неудобоваримый продукт, я скорее не разделяю. Тут дело в том, на что ориентирован сам зритель, на основании чего он делает выводы. Конечно, если оценивать положение дел русскоязычного кинематографа по низкопробным комедиям, в изобилии снятым в последние годы, сложится впечатление, что всё весьма плачевно. А можно отправиться на поиски и обнаружить фильмы Быкова, Серебренникова, Хлебникова, Звягинцева или Найшуллера, которые личным примером показывают, что у кино современной России может быть будущее, за которым как минимум интересно наблюдать. Тот же «Хардкор» Найшуллера я, например, посмотрел дважды и после пересмотра окончательно пришёл к мысли, что этот чисто развлекательный, но задорно-хулиганский эксперимент у нас просто преступно недооценён.

— Легко ли разбогатеть, снимая кино?

— Кино уже давно превратилось в бизнес, но даже крупнейшие медиаимперии и кинокомпании, в распоряжении которых опыт десятилетий, любая аналитика и лучшие советники, раз за разом терпят оглушительные неудачи: вложенные в, казалось бы, безупречный блокбастер сотни миллионов могут запросто не отбиться и превратиться в пыль. Так что рецепта обогащения тут, увы, нет... Хотя феноменальные успехи Марвел, конечно же, заставляют в этом засомневаться. Зато у меня точно есть рецепт, как разбогатеть на кино, это самое кино не снимая. Воздушная кукуруза! Даже закоренелый гуманитарий легко поймёт, что к чему: расходы на сопутствующие билету в кино товары — снеки, напитки, сладости, сувениры — могут приносить доход не меньший, чем продажа этих самых билетов.

— И про артхаус — как отличить плохой от хорошего?

— Возможно, мой ответ прозвучит самонадеянно, но долгие годы тренировок и тысячи просмотренных фильмов самых разных жанров позволили мне развить своеобразное чутьё, благодаря которому я очень легко определяю, хороший это артхаус или нет. Если он мне нравится — значит хороший. Если нет — значит плохой. Это, конечно же, шутка. Но шутки в ней лишь доля: как это банально не прозвучит, но мнения критиков или рейтинги всех возможных ТОПов не должны становиться мерилом, которым мы делим фильмы на плохие и хорошие. Как говорится, ссылка на авторитет не есть довод... Конечно, если этот авторитет — не вы сами.


Редакция ЖЖ с нетерпением ждёт начала дежурства Алексея и желает ему удачи!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic